* Центр Аюрведы и ПанчаКармы - Индия * Джйотиш-книги * ПанчаКарма * Джйотиш-консультации * Мухурта * НамаКарана * Джйотиш-камни * Аюрведические препараты * Йагйа (Ягъя, Ягья)
Home: http://1-veda.ru - сайт о Ведических науках, традициях и знаниях     Трансценденальная Медитация Генная инженерия Джйотиш -- Ведическая Астрология Аюрведа Вегетарианство и питание Какой сегодня день? Аюрведа и ПанчаКарма в Индии назад Напишите письмо [Send a mail]

Заносчивая и самоуверенная империя

Беспрецедентная мощь Америки пугает мир, и администрация Буша только ухудшила эту ситуацию

Автор: Фарид Закариа (Fareed Zakaria)
24 марта 2003, Американское издание

1. Война Соединенных Штатов с Ираком

В своей кампании против Ирака Америка фактически одна. Никогда она не начинала вести войну в такой изоляции. Никогда не было так много её союзников настроено оппозиционно в отношении политики США. Никогда не было так много общественных протестов, негодования и недоверия. Такая ситуация перед началом войны.

Наблюдая крики недовльства во всем мире, становится очевидно, что случившееся выходит за рамки этого кризиса. Много людей и за границей, и в Америке боятся, что мы находится на некотором поворотном моменте, когда известные оплоты глобального порядка - Западный союз, Европейский союз, Организация Объединенных Наций - сломлены этим напряжением. Это противостояние не только связано с Ираком, который сам по себе ее мог бы создать такую ситуацию. Фактически, споры идут уже не о Саддаме, а об Америке и её роли в новом мире. Чтобы понять существующий кризис, мы должны сначала рассмотреть, как остальной мир относится к американской силе.

Это правда, что у Соединенных Штатов есть немного союзников в свержении Саддама. Франция и Россия даже пытались ослабить санкции против Ирака. Но как объяснять, что большинство стран мира, не имея возможность извлечь пользу от торговли с Ираком, находятся в французско-русском лагере? Правительства некоторых стран скрывают свою поддержку администрации США, потому что они боятся собственного народа. Поддерживать Америку сегодня политически опасно. В течение прошлого года Соединенные Штаты стали проблемой предвыборных кампаний в Германии, Южной Корее и Пакистане. Анти-американцы получили голоса во всех трех странах.

Смотрите на очень немногие страны, которые публично поддерживают США. Тони Блайр делает это даже притом, что огромное большинство британских людей не соглашается с ним и высмеивают его как "пуделя Америки". Лидеры Испании и Италии столкнулись с сильной общественной оппозицией. Доналд Рамсфилд заявил со своей характерной бестактностью, что в то время как "старая Европа" - Франция и Германия - выступает против американской политики, "новая Европа" поддерживает её. Это не так. Правительства Центральной Европы поддерживают Вашингтон, но люди выступают против него, точно так же как в старой Европе. 80 процентами от венгров, чехов и поляков против американской войны в Ираке, с или без санкции ООН. Администрация США поддерживала Вацлава Гавела, прежнего президента Чехии, но нынешний президент Вацлав Клаус, про-американец и сторонник свободного рынка, сказал на прошлой неделе, что в вопросе Ирака его позиция совпадает с позицией его народа.

Некоторые приводят аргумент, что европейцы являются пацифистами, живущими в "пост-современном раю" без угроз, и неспособны вообразить потребность в военных действиях. Но тогда как объяснять мнение Турции - страны, которая находится на иракской границе? Давний союзник Турция воевала с Америкой в конфликте, таким давним как Корейская война, и поддерживала американские военные действия с тех пор. Но сейчас оппозиция войне составляет более 90 процентов людей. Несмотря на предложения Вашингтона дать миллиарды долларов в качестве новой помощи, правительство не смогло заставить парламент позволить американским войскам двигаться в Ирак с турецких баз. Или посмотрите на Австралию, другого союзника США, и ещё одну страну, где большинство теперь выступает против американской политики. Или на Ирландию. Или на Индию. Фактически, в то время как Соединенные Штаты имеют поддержку нескольких правительств, они имеют поддержку людей в только одной стране в мире - в Израиле. Разве это не изоляция?

Также слишком легко игнорировать текущий кризис, как ряд трансатлантических ссор в "семье". Некоторые в Вашингтоне указали, что всякий раз, когда Соединенные Штаты принимали силовые военные действия - например, развертывание Першингов (ядерных ракет) в Европе в раннем 1980 годы - всегда была оппозиция в Европе. Это так, но сейчас есть разница. Уличные демонстрации и общественные протесты начала 1980-х сделались для телевидения. Но в действительности в большинстве опросов 40 процента европейцев тогда поддерживали американскую политику. В Германии, где много пацифистов, 53 процента немцев поддержало развертывание Першингов согласно опросу 1981 года в Шпиегеле (Der Spiegel). Во Франции большинство поддержало американскую политику в течение из двух сроков Рональда Реагана.

Джосеф Джоффэ (Josef Joffe), один из ведущих комментаторов Германии, наблюдает, что в течение холодной войны анти-американизм был явление левого направления. "В отличие от этого, всегда были правые и центристы, который был антикоммунистами и таким образом проамериканцами", объясняет он. "Их число менялось, но всегда была поддержка Соединенных Штатов. "Холодная война делала Европу проамериканской. Например, 1968 год был временем массовых протестов против американской политики во Вьетнаме, но это было также год советского вторжения в Чехословакию. Европейцы (и азиаты) могли выступать против Америки, но их взгляды были сбалансированы осторожностью перед советской угрозой и коммунистическим блоком. Опросы подтверждали это. Даже европейский протест против вьетнамской войны США никогда не приближался к уровню текущей оппозиции против войны в Ираке. Это было также верно и для не Европы. В Австралии, например, большинство поддержало участие своей страны во вьетнамской войне с 1971 года, когда они направили туда свои силы.

Но сегодня нет такой общей угрозы, и поддержка Америки гораздо не стабильнее. Правоцентристские партии могли бы поддерживать Вашингтон, но многие делают это просто по инерции и теряют популярность. На последних немецких выборах Герхард Шродер открыто проводил кампанию против политики Америки в отношении Ирака. Менее заметно было то, что его консервативный противник Эдмунд Стойбер делал тоже самое, даже перехитрив в одном вопросе Шродера, сказав, он даже не позволит американским базам в Германии участвовать в войне.

В этом отношении я полагаю, что администрация Буша права: эта война будет выглядеть лучше, когда она закончится. Военная кампания будет вероятно менее трудной, чем думают многие из вашингтонских противников. Наиболее важно то, что она покажет характер варварского режима Саддама. Заключенные и политические диссиденты сообщат о его злодеяниях. Ужасающие документы будут опубликованы. Оружие массового поражения будут найдено. И люди будут помнить прежде всего то, что "Америка помогла избавить Ирак от тоталитарного диктатора".

Но администрация ошибается, если полагает, что успешная война поможет избежать глубокого и расширяющегося недоверия и негодования всего мира в отношении американской внешней политики. Война с Ираком, даже успешная, могла бы решить Иракскую проблему. Но она не решает проблему Америки. Людей во всем мире прежде всего заботит то, что они живут в мире с господством и властью одной страны - Соединенных Штатов. И они глубоко напуганы этим.

2. Эпоха великодушия

Большинство американцев никогда не чувствовали себя более уязвимыми. 11 сентября было не только первым нападением на американский материк за 150 лет, но это также было внезапным и неожиданным событием. Три тысячи жителей были убиты без предупреждения. Следующий месяц американцы опасались сибирской язвы, биологического террора, грязных бомб и новых команд самоубийц. Даже сейчас ежедневная американская жизнь часто прерываются опасением терроризма. Средний американец чувствует угрозу своей физической безопасности, неизвестной ему с ранних лет страны.

Все же после 9 сентября остальная часть мира увидела совсем другое. Они видели страну, которая была поражена терроризмом, как и некоторые из них, но страна была способна ответить в масштабе, который почти невообразим. Внезапно терроризм стал всемирно главным приоритетом, и каждая страна должна была переориентировать свою внешнюю политику соответственным образом. Пакистан активно поддерживал Талибан годами, но за месяц он стал заклятым врагом этого режима. Вашингтон объявил, что это увеличит свой бюджет обороны на 50 миллиардов долларов, сумму большую, чем суммарный ежегодный оборонный бюджет Англии или Германии. Несколькими месяцами позже Вашингтон бросил режим на расстоянии 6000 миль от него (почти полностью ударами с воздуха) в Афганистане - стране, где британские и советские империи увязли на пике их мощи. Теперь ясно, что текущая эпоха может действительно иметь только одно название: униполярный мир - эпоха с только одной глобальной мощью. Положение Америки сегодня беспрецедентно. Сто лет назад Британия была супердержавой, управляющей четвертью населения земного шара. Но она была только второй или третьей по богатству страной в мире и одной среди самых сильных военных сил. Основой военных в прошлом 20-м столетии были военно-морские силы, и Великобритания управляла огромным флотом. Соединенные Штаты тратят на оборону столько же, сколько весь остальной мир вместе (да, все 191 страна). И это составляет всего лишь 4 процента от их валового национального продукта - низкий уровень по послевоенным стандартам.

Американское господство является не просто военным. Американская экономика по размеру равна трём - Японии, Германии и Великобритания вместе взятым. С 5 процентами от населения мира эта страна составляет 43 процента от всемирного экономического производства, 40 процентов от высокотехнологичного производства и 50 процентов от исследований и разработок. Если вы смотрите на показатели будущего роста, все они благоприятны для Америки. У неё более динамическая экономика, она более молодая демографически и более гибкая в культуре, чем любая другая часть мира. Понятно, что лидерство Америки, особенно над стареющей и склеротической Европой, фактически возрастет за следующие два десятилетия.

В этой ситуации самое удивительное то, почему мир не напал на Америку раньше. Начиная с истоков государственной системы 16-го столетия, международная политика видела одну ясную модель - формирование баланса сил против сильнейшей державы. Страны с огромной военной мощью и экономикой вызывали опасения и подозрения, и вскоре другие страны объединялись против них. Это случалось с Хапсбургской империей 17-го столетия, с Францией в конце 18-го и начале 19-го столетия, с Германия дважды в 20-м столетии и с Советским Союзом во второй половине 20-го столетия. На это большинство американцев конечно возразит: "Но мы не такие!". Американцы - и сам автор - думают о себе, как о нации, которая никогда не стремилась оккупировать другие страны старалась быть прогрессивной и освободительной силой. Но историки говорят, что все доминирующие державы думали, что они особенные. Их успех указывал им, что они благословлены. Но чем более мощными они становились, тем иначе мир видел их. Английский сатирик Джон Драйден (John Dryden) описал это явление в поэмах о господстве библейского короля Давида. "Когда избранные люди стали слишком сильными", писал он, "правое дело стало неправым".

Американская мощь превратила её "правое дело" в нечестное? Америка просто должна научиться жить в роскошной изоляции от негодования мира? Так некоторые американцы видят ситуацию. И истинно то, что часть оппозиции Соединенным Штатам скрывает зависть. "Будучи антиамериканцем в Европе, очень часто все, что он хочет - это быть профессором в Гарварде или издать статью в Нью-Йорк Таймс", говорит Денис МакШэйн (Denis MacShane), британский министр Европы.

Но здесь лежит глубокая историческая ошибка в представлении о том, что "они ненавидят нас, потому что мы сильные". В конце концов, американское превосходство - это недавнее явление. Америка сейчас была ведущей мировой державой в течение столетия. В 1900 году Соединенные Штаты были самой богатой страной в мире. В 1919 они решительно вмешалось, чтобы помочь выиграть самую большую войну в истории. В 1945 они вели Союзников к победе во Второй Мировой войне. В течение 10 лет после этого Америка давала 50 процентов от мирового валового национального продукта, намного большую долю, чем сегодня.

Все же в течение пяти десятилетий после Второй Мировой войны не было никаких общих нападений на Соединенные Штаты. Вместо этого страны, объединившиеся с Вашингтоном, чтобы противостоять Советскому Союзу, были намного более бедными странами (12 процентов от мирового валового национального продукта - четверть американской экономики). Как объяснить это? Как (до сих пор) доллар Америки был самым большим курсом в международной истории?

Чтобы ответить на этот вопрос вернёмся в 1945. Когда мир был у ног Америки, Фрэнклин Делано Русвелт и Гарри Трумэн хотел не создавать американскую империю, а строить мир из союзов и многосторонних организаций. Они сформировали Организацию Объединенных Наций, систему Бреттон Вудс (Bretton Woods) по экономическому сотрудничеству и множество других международных организаций. Америка помогла поставить на ноги остальную часть мира накачкой обширной помощи и частных инвестиций. Центральная часть этого - плана Маршалла - составляла 120 миллиардов в сегодняшних долларах.

Не меньше усилий было отдано дипломатии. Помните, что это значило для Фрэнклина Русвелта, находящегося на вершине власти, проехать полмира в Тегеран и Ялту на встречи с Чёрчиллем и Сталиным в 1943 и 1945. Русвелт был болен, парализован от талии вниз, неся 3 кг стальных скоб на своих ногах. Путешествие в течение 40 часов морем и воздухом отнимало у него жизнь. Он не был обязан ехать. У него было много представителей - Маршалл, Ейсенхауер, которые могли сделать эту работу. И он, конечно, мог вызвать других приехать ближе к нему. Но Германия поняла, что американская мощь была вместе с великодушием духа. Он настаивал, чтобы британским командующим, таким как Монтгомери, оказали справедливую долю славы в войне. Он привёл Китай в Совет Безопасности Организации Объединенных Наций, даже притом, что это было бедное общество крестьян, потому что он полагал, что было важно сделать самую большую азиатскую страну представленной в мировой организации.

Стандарт, установленный Русвелтом и его поколением, выдержал испытание временем. Когда Джордж Маршалл создал План Маршалла, он настаивал, чтобы Америка не диктовала, как ее деньги должны быть потрачены, а инициативы и управление должны принадлежать европейцами. Десятилетия после этого Соединенные Штаты обеспечивали помощь, технологии и помощь во всем мире. Они строило плотины, финансировали журналы и послали ученых за границу, чтобы люди узнали Америку и американцев. Это заслужило большое уважение их союзникам. Они проводили объединенные военные учения. В течение полстолетия американские президенты и aосударственные секретари кружили по земному шару и принимали коллегам в бесконечном цикле дипломатии.

Конечно, всё это также служило американским интересам. Они создали проамериканский мир, который был богатым и безопасным. Они положили основы для быстро развивающейся глобальной экономики, в которой Америка процветает. Но этот личный интерес принимал во внимание интересы других. Прежде всего, это убедило страны - через слова и дела - что мощь американского мамонта не нужно бояться.

3. Где Буш сделал не так, как надо

Джордж В. Буш вошел в должность с немногими идеями внешней политики. Он не интересовался миром. В течение многих лет, когда его отец был посланником в Китае, послом в Организации Объединенных Наций, директором ЦРУ и вице-президентом, Буш путешествовал два или три раза за пределы страны. Своё мнение кандидат Буш составил главным образом на основе позиций его предшественников. Много консерваторы полагали, что администрация Клинтона была сверхувлечена миром, особенно запугивающей дипломатией. Так что Буш говорил, что Америка должна быть "скромной нацией", снижающей свои обязательства за границей и не вовлекающей себя в восстановление других стран.

Другие консерваторы, которые стали сильными в администрации, имели более широкую программу. Начиная с начала 90-х, они утверждали, что глобальная ситуация была отмечена двумя фактами. Первым фактом был американской мощью. Мир после холодной войны был кардинально униполярен. Вторым фактом было распространение новых международных соглашений и законов. Конец холодной войны окрылил усилия по созданию глобального согласия по темам, таким как военные преступления и биологическое оружие. Оба наблюдения были точными. Из них, однако, эти должностные лица Буш делали странное заключение, что Америка имела небольшой свободой в этом новом мире. "Картиной, которую они видели в первые месяцы, было чудище, борющееся с ограничениями, которые только он мог видеть", говорит неоконсервативный автор Роберт Каган (Robert Kagan). Большинство мира озадачивало то, что наиболее мощная страна в истории мира говорит, как будто она была осажденной нацией, окруженной со всех сторон.

В первый год администрация отошла от пяти международных соглашений - и сделала это так бесцеремонно, как могла. Она изменяла своему слову на каждом дипломатическом усилии, которые администрация Клинтона начала, от Северной Кореи до Ближнего Востока, часто опровергая публичные заявления Колина Пауелла (Colin Powell), поддерживающего эти усилия. Это развило дипломатический стиль, который оскорблял мир. (Президент Буш поместил портрет Теодора Русвелта в Белом доме. Наиболее известный совет Теодора Русвелта стоит вспомнить: "Говорите мягко и держите большую палку".) Ключевые фигуры в администрации редко путешествовали, с иностранными гостями обращались во время небрежных посещений офисов и на государственных обедах неслыханно. За год Джордж В. Буш посетил меньше стран, чем любой президент за 40 лет. Однако, это лучше чем Дик Чени (Dick Cheney), который был за границей только однажды с тех пор, как стал вице-президентом.

11 сентября только добавило новую уверенность внешней политикой Буша. Потрясенная и ищущая ответы, администрация решила, что требуется полная свобода действия. Когда НАТО впервые в своей истории призвал к самообороне и предложил помощь Америке, администрация по существу игнорировала это. Она считала второстепенным НАТО в Афганской войне. НАТО имеет свои ограничения, которые были явно показаны в течение косовской кампания, но самым близким союзникам было дано понять, что Америка не нуждается в них. Таким образом, как заметила остальная часть мира, 11 сентября дало парадоксальный эффект. Это произвело мобилизацию американской мощи и сужение американских интересов. Внезапно Вашингтон решил действовать. Но он действовал бы только для его собственной безопасности. Буш позже объявил экспансивное, неопределенное своё поведение, но его стиль и методы оставили в тени его несдержанное обещание.

Администрация Буша могла указывать, что это не получил достаточно поддержки у остальной части мира. Президент Буш, в конце концов, работал с Организацией Объединенных Наций по вопросу Ирака, увеличил иностранную помощь на 50 процентов, объявил о программе стоимостью 15 миллиардов долларов против СПИДа и формально подтвердил Палестинское государство. Все же ни одно из этих действий не показало его добрую волю. Причина этого проста. В каждом случае администрация приходит к многосторонним решения неохотно и с явным недостатком искренности. Сейчас в течение года президент Буш отклонил предложение сделать любое усилие в ближневосточном процессе разрядки, даже притом, что это уменьшило бы часть антиамериканизма в регионе, поскольку он стремился противостоять Ираку. Чтобы получить союзников в свой агрессии против Ирака, Буш сделал запоздалый жест. Удивительно, что люди не приветствуют эту метаморфозу в последнюю минуту?

Нигде не проявилось дипломатическое лицемерие более явно, чем на Ираке. Президент получил высокие оценки за его речь в Совете Безопасности в сентябре, убеждая Организацию Объединенных Наций серьезно относиться к его решениям по Ираку и сделать осмотры последний раз. К сожалению, тому обращению предшествовали речи Чени и комментарии Рамсфилда, называющим результаты осмотров Ирака обманом - заявления, которые фактически противоречили Американской политике - и ясно дало понять, что администрация решила идти на войну. Единственным вопросом был: иметь ли печать Организации Объединенных Наций на этом. Чтобы хуже, через неделю после нового решения ООН, призывающего к новым осмотрам, администрация США начала крупномасштабные развертывание войск на границе Ирака. Это было прикрыто якобы намерениями, чтобы наблюдать, как шли осмотры (да?); но в военном отношении США готовились к войне. Не удивительно, что другие страны, даже которые хотели войны с Ираком, почувствовали, что дипломатия была ложью, просто чтобы выиграть время для военных приготовлений.

Любимым глаголом президента Буша является глагол "ожидает" (expect). Он заявляет безапелляционно, что он "ожидает", что палестинцы уберут Ясира Арафата, "ожидает", что страны будут с ним или против него, "ожидает", что Турция будет сотрудничать. Именно основной подход администрации к внешней политике лучше всего описан фразой, используемой для ее военного плана против Ирака: "шок и страх". Понятно, что Соединенные Штаты запугали страны своей мощью и сверхуверенностью, постоянными угрозами, постоянным осуждением. Доналд Рамсфилд часто следует Ал Капонэ (Al Capone): "Вы добьётесь большего добрым словом и оружием, чем одним добрым словом".

Но должна ли философия "ведущей демократии" действительно быть жестким разговором бандита из Чикаго? В отношении эффективности эта стратегия является бедствием. Это отвернуло друзей и порадовало врагов. Путешествуя по всему миру и встречаясь с высшими правительственными чиновниками во множестве стран в течение прошлого года, я могу сообщить, что за исключением Англии и Израиля каждая страна, с которой администрация имела дело, чувствует себя оскорбленной ею. "Большинство официальных лиц в латиноамериканских странах сегодня не являются антиамериканцами", говорит Хорге Кастанеда (Jorge Castaneda), министр иностранных дел Мексики, который ушёл в отставку несколько месяцев назад. "Мы учились в Соединенных Штатах или работали там. Мы понимаем Америку. Но нас чрезвычайно раздражают обращение с нами крайним презрением". Прошлой осенью старший посол в Организации Объединенных Наций в речи, поддерживающей позицию Америки по Ираку, добавлял безвредную фразу, которая могла показаться отклонением от этой поддержки. Администрация Буша вызвала министра иностранных дел и потребовала, чтобы ему сделали выговор в пределах часа. Посол теперь возмущен американским высокомерием. Разве это помогает Америке? Есть много историй подобных этой во всём мире.

В дипломатии стиль часто является существенный. Рассмотрим факт: администрация Клинтона использовала силу в трёх важных случаях: Босния, Гаити и Косово. В ни одном из них не было запрос к Совету Безопасности Организации Объединенных Наций. Действительно, Кофи Аннан позже делал заявления, что, казалось, оправдывало военные действия в Косово, объясняя, что государственный суверенитет не должен использоваться как покрытие для гражданских злоупотреблений. Сейчас Аннан (ошибочно) объявил, что американские действия в Ираке вне Организации Объединенных Наций будет "незаконными". В то время администрация Клинтона (как и администрация Буша) показала многими способами, что они не искали одобрения своих намерений. Должны быть приняты консультации и сотрудничества при выполнении таких действий. Нужно пугать наших врагов, но не ужасать весь остальной мир.

4. Путь такой же как история доллара

В 1992 году Пол Волфовиц (Paul Wolfowitz), высшее должностное лицо в первой администрации Буша, написал документ для Пентагона, который утверждал, что в эпоху подавляющего американского господства внешняя политика США должна быть направлена на поддержание нашего преимущества и воспрепятствования росту других больших держав. Предпосылка этой стратегии совершенно ясна. Соединенные Штаты должны пытаться продлить эпоху превосходства так долго, как только можно. Любая страна пыталась бы сделать то же самое (хотя мудрый не афишировал бы это). По этой причине, старший Буш заказал Пентагону оформить документ так, чтобы это не выглядело настолько заносчиво и самоуверенно.

Урок 1990-х годов - Босния, Косово, Восточный Тимор, Руанда показывает, что другие страны кроме США страны просто не готовы или не способны взять лидерство. Во всем мире люди понимают это. В глобальном обзоре прошлого года самым интригующим и скрытым открытием было то, что большинство людей в большинстве стран думает, что мир был бы более опасным, если был конкурент у американской супердержавы. 64 процента французов, 70 процентов мексиканцев, 63 процента иорданцев говорят так. (Как ни странно, старая Европа была более проамериканской в этом вопросе, чем новая Европа: только 27 процентов болгар придерживаются этого мнения.)

Реальный вопрос - как Америка должна обращаться своей мощью. В течение половины прошлого столетия она делала это через союзы и всемирные организации и согласованным способом (на основе консенсуса). Теперь она столкнулась с новыми проблемами, и не только из-за того, что сделала администрация Буша. Старый порядок меняется. Союзы, сформированные в течение холодной войны, ослабляются. Организации, созданные чтобы отразить факты 1945 года, - типа ООН, Совета Безопасности - рискуют стать анахроническими. Но если администрация США желает далее ослабить эти организации и действительно уничтожить их и отклонить традиции или пренебрегать ими, то она должна спросить себя: что будет вместо них? Какими средствами Америка поддержит свою гегемонию?

Для некоторых в администрации ответ очевиден: Америка будет действовать (как она это делает сейчас), используя таких союзников, которые сможет найти в любой конкретной ситуации. Это иногда единственный подход, который Вашингтон способен принять. Но это не длительная долгосрочная стратегия. Это требовало бы от Америки построения новых союзов и согласований, и каждый раз она сталкивалась бы с кризисом. Что более важно, стратегия сохранения своего первенства, как это ни парадоксально, приведёт к тому же самому соперничеству, которого <ЩАмерика> надеется избежать. Последние два года поучительны. Самодовольная манера и развязность администрации Буша привела к международной оппозиции и активным мерам сорвать её стремления. Хотя страны, такие как Франция и Россия, не могут стать конкурентами большой мощи - им нужны экономическая и военная сила - они могут использовать влияния против американской политики, как они это делали в случае с Ираком. Фактически, чем меньше ответственности мы даем им, тем бОльшая свобода и её меньшая мощь делает американские цели труднодостижимыми.

Во многих случаях Соединенные Штаты просто не могут "сделать это одни". Текущие кризисы в Северной Корее, ядерной программе Ирана и утечке расщепляющихся материалов из России являются хорошими примерами. И в то время как Соединенные Штаты могут действовать в значительной степени отдельно в некоторых особых обстоятельствах, как в случае Ирака, то чем меньше союзников, баз и воздушных разрешений они получат, тем выше будут потеря американских жизней и денег. И эти затраты станут невыносимыми, если Соединенные Штаты должны будут и платить за войну, и за послевоенную реконструкцию сами.

Война Соединенных Штатов с терроризмом сделала основной безопасности стабильность общества других стран. Неудачные государства могут стать террористическими. Это означает, что мы должны сосредоточить внимание и расходы на строительство наций. При всех её недостатках Организация Объединенных Наций делает работу, чтобы создать устойчивые общества в Афганистане, Косово, Камбодже (Кампучии) и Мозамбике, и главным образом преуспевает в этом. Европейский Союз и Япония платят за это. Если Вашингтон будет двигаться совершенно иным способом, то почему остальной мир согласится вычищать его экскременты?

Борьба с терроризмом также требует постоянного сотрудничества со странами всего земного шара. Америка не смогла бы захватить стратега Каеды (Qaeda) Халида Шаиха Мохаммеда без активной помощи Пакистана. И все же, если спросить пакистанцев, что они получили за это, они скажут, что американские пошлины продолжают давить их текстильную промышленность, и помощь США остается скудной. Попросив помощи в изменении их системы образования - вопрос критического обращения к Америке - они получили немного. Тем временем внешняя политика администрации Буша сделала генерала Мушаррафа смущенным за проамериканские тенденции.

Последний момент наиболее критический. Поддержка Америки не должна быть политической ответственностью союзников США. Дипломатическое фиаско Турции - это превосходный пример. Больше года это было очевидно для каждого, наблюдающего, что люди Турции были глубоко оппозиционно настроены в отношении войны в Ираке. Все же администрация США предполагала, что она сможет запугать или подкупить Турцию и заставить предоставить её базы. Но Турция в течение прошлого года стала более демократической. Военные больше прислушиваются к политическим деятелям. Новая правящая партия AK является более открытой для внутренних дискуссий, чем другие партии Турции. Она разрешила своим членам свободно голосовать по вопросу разрешения Америке пользоваться базами. Так как больше чем 90 процентов турков выступают против предоставления Америке права на базы, то это не должно быть удивительно. Администрация США хочет демократии на Ближнем Востоке. Хорошо, она получило её.

Как обычно, дипломатический стиль сыграл свою роль. "Методы, с которыми США провели переговоры, были оскорблением", говорит отставной главный дипломат Оздем Санберк (Ozdem Sanberk).

Цена этой неудачи реальна. Если Турция разрешила бы Америке открыть второй фронт, войну можно было бы закончить быстрее и с меньшим количеством потерь людей, и противоречивые проблемы турецко-курдских отношений могли быть решены легче. Но больший урок, конечно, состоит в том, что во все более и более демократическом мире американскую мощь хотят видеть законной не только другие правительства, но и люди других стран. Действительно ли Америка хочет получать такую ситуацию, в которой она столкнётся только с постоянным общественным гневом, связывающим руки, предлагая взятки и объединяясь с диктаторами?

Существует много путей для Соединенных Штатов восстановить их отношения с миром. Они могут согласовывать их военное наращивание с дипломатическими усилиями, которые продемонстрируют их интерес к всемирным проблемам. Они могут прекратить сверхфинансирование американских сталелитейщиков, фермеров и текстильщиков, и открыть границы для товаров более бедных стран. Но, прежде всего, они должно делать мир спокойным в отношении их мощи, идя через согласие и консенсус. Особая роль Америки в мире - вспомним историю доллара - основа не просто на её большой силе, а на глобальной вере, что эта мощь законна. Если Америка утратит это, то такая потеря перевесит любую прибыль во внутренней безопасности. И тогда следующие столетие окажется столетием одиночества, жестокости и недостатка.

Перевод: Антон Кузнецов


Политика


Поделиться: Поделиться в Facebook Опубликовать в twitter.com Поделиться в ВКонтакте Добавить в Google Buzz Поделиться в Моём-Мире Опубликовать в LiveJournal


послать письмоВедические науки, знания, традиции и культура Веда, Ведические науки, знания и традиции | Трансцендентальная Медитация | Джйотиш -- Ведическая Астрология | Аюрведа | ПанчаКарма | ПанчаКарма (Индия) | Стхапатъя-Веда (Васту-Шастра) | Ведические традиции | Йога | Вегетарианство | Киев | Донецк


Присоединиться:
***


© 1999-2022 Использование материалов сайта 1-veda.ru / tony.donetsk.ua возможно только при наличии разрешения.